Творчество фанатов

Рассказ «Память»(Продолжение)

Рассказ «Память» (продолжение)

Первые две главы рассказа можно прочитать здесь


Автор — LERS


Откат Параметров завершен…

Перезагрузка систем окончена…

Воспроизведение возобновится по протоколу номер 11.52 Через 314.4 долей секунды

Начинаю…

                                    Память 3

Смерть.

Говорят, что прежде чем умереть человек успевает увидеть перед глазами, как проскальзывает вся его жизнь, от самого рождения, и до настоящей роковой секунды, какова бы она не была. Последняя черта всего какой-то миг боли, отделяющий от абсолютного спокойствия и забвения всепоглощающего небытия. Без сомнения справедливая цена, чтобы сбросить с себя оковы мирской жизни, законов и принципов всего мироздания, дабы оставить все страдания несчастья и горе позади, где-то в материальном пространстве. Едино вместе со своим тленным телом, и тем, что когда-то руководило его поступками. Памятью.

Порой Исак задумывался над этим фактом, или как он считал для себя, обычным заблуждением человеческой наивности. Сейчас в этот самый миг ему представилась хорошая возможность испытать на себе, был ли он все-таки прав, или ошибался в самый последний раз в своей жизни. Странно, но почему-то, по какой-то неведомой причине Все оказалось совсем иначе. Не было ни красочных картинок прошлого, ни мгновенных, и одновременно бесконечно долгих цепочек воспоминаний. Ничего. Только короткая ослепляющая вспышка перед глазами, а после наступление резкой жгучей боли на правой щеке. “Это конец Я умер?” Успело проскользнуть в его голове прежде чем весь мир вокруг, выхвативший себя из погасшего так же внезапно, как и появившегося света не перевернулся вверх ногами. Громкий металлический треск пробежал по вестибюлю лаборатории вслед, за, чем пол окропила еще сверкающая статическим электричеством, россыпь мелких обломков и частей разлетевшегося на части командного защитного шлема, принявшего на себя удар очереди автоматического бронебойного пистолета. Возможно, это была лишь улыбка удачи, может быть, тому виной послужило простое везение. Так оно или иначе, но Исак каким-то образом избежал своей неминуемой смерти, уцепившись за самый край бездонной черной пропасти, задержавшись в мире живых. Еще до того как раздался выстрел, его тело, даже не успевшее получить должную мозговую команду, которая просто не успела зародиться и импульсом достичь его мышц, по собственной воле дернулось в сторону, будто им руководил какой-то скрытый звериный инстинкт предчувствия и самосохранения. И хотя очередь настигла свою цель в один миг, просвистев сквозь пятнадцатиметровое расстояние, все, что было ей уничтожено, лишь шлем впоследствии оставивший на правой части лица длинный неглубокий порез, тянувшийся к левому глазу темно-алой кровоточащей полосой. Потерявший равновесие, все еще находясь в шоковом состоянии после ранения, Исак оступился о тянувшийся на полу кабель, и не устояв на ногах, грузно рухнул вниз на нижний подуровень, перевалившись через лабораторные перила. Хотя расстояние достигало не больше метра, удар пришедшийся на незащищенную и без того скованную легким головокружением голову, оказался на редкость болезненным. Через момент с верху послышались какие-то неразборчивые выкрики и чей-то неровный надрывающийся голос, пытавшийся кого-то убедить, для Исака же все это, однако сливалось лишь в одну большую кашу непереводимых звуков, гулко отдававшихся в его раскалывающейся от боли голове, отчаянно пытавшейся осмыслить происходящее, и вернуть связь с реальностью. Это измена! По чьему приказу! Закричал кто-то, протестуя, но его голос стих почти тут же, как только раздался глухой тяжелый металлический удар приклада. После этого в лаборатории стало очень, почти мертвенно тихо. Слышалось только равномерное гудение вентиляционных механизмов воздушной очистки, работавших где-то наверху под толщами стекла и бетона, наполнявшие лабораторные залы профильтрованным слегка прохладным воздухом. “Так Спокойно, ты пока жив и это главное” Мысленно приказал себе Исак, ощущая как взбудораженное сердце, выбивает в груди бешеный ритм. Его рана все еще резала, острой болью, но это была лишь мелочь, пустяк, который не следовало даже принимать во внимание, когда намного большая проблема заключалось совершенно в ином. Осторожно, стараясь не создавать лишнего шума, используя оставшиеся в целости руки он медленно поднялся с пола и прижавшись к стене сел на корточки, так что все его туловище и голова полностью скрывались из виду. “Самое главное оставаться вне поля зрения, сейчас это мое единственное преимущество” Любое необдуманное действие могло обернуться фатальным, всего один неверный шаг, и все будет кончено в ту же секунду. Ему слишком хорошо было это известно, чтобы позволить себе такую роскошь, как потеря самоконтроля, даже когда соображать было настолько трудно, что с каждой крохотной мыслью приходила ужасная боль. Быстро пробежав пальцами по своей щеке Исак стер выступившую кровь, и небрежно стряхнув ее на пол высвободил из кобуры своего шестизарядного друга, единственное не одухотворенное создание которое он мог называть подобным образом. “Что происходит, почему я? Что вообще все это значит?!” Множество безответных вопросов, один за другим вспыхивали и гасли подобно задуваемым свечам в работавшей с бешеным ритмом голове, но никто и ничто сейчас не был в силах протянуть руку помощи и прояснить происходящее. Все окутывала беспроглядная тайна, пришедшая на смену смятения, плотной пеленой, затмив собой все, кроме одной простой вещи. Кем бы ни были неизвестные, и кто бы ими не командовал, в преследуемой неизвестной цели, одной из их задач являлась нейтрализация Исака, и вероятно всего похищение капсулы. В этом не было сомнений, а раз так, двумя причинами защитить себя стало больше. Но, что если это была служба охраны комплекса, подоспевшая раньше времени, взявшая в заложники весь его отряд? “Нет это глупо!” Встряхнув головой прошептал Исак. Если так, то почему он не слышал стрельбы, к тому же у него была постоянная связь с членами группы, если бы что-то началось, они без сомнения дали бы об этом знать. Последнюю точку в неудачной догадке поставила радиопередача, полученная по зашифрованному каналу оперативного штаба. “ГДИ никогда бы не сумели взломать нашу плавающую кодировку сигнала” Мысленно согласился Исак

-И этот голос, похоже, будто он знал меня, а его слова о моей измене?

Чем больше Исак пытался понять происходящее, тем гуще собирались над ним тучи, безответных вопросов, приводивших к самым безумным и невероятным догадкам.

Сильное с трудом преодолимое желание приподняться и выглянуть наружу, чтобы в один миг положить конец, всем вращавшимся в голове загадкам с непреклонным упорством пыталось взять верх над его разумом, напоминая о том, что судьба всех подчиненных включая сержанта Эйлоса все еще была ему неизвестна. Когда же напряжение достигло, казалось уже своего наивысшего пика, где-то впереди внезапно зазвучал голос.

-Эй, вы двое живо проверьте жив ли он!

Нарушив тишину, Преисполненный надменной нетерпеливостью скомандовал неизвестный, резким тоном всего в паре десятков метров, от места где, сросшись как одно целое с бетонной стеной, осторожно меря свое тихое почти беззвучное дыхание, ждал в засаде Исак. Мысленно анализируя примерное расположение нападавших и их численность в своей голове, вновь вернувшей себе холодную собранность и работоспособность, однако судить лишь по одному мгновению, промелькнувшему перед глазами, прежде чем все вокруг обратилось в белый свет, было очень трудно. Крепко сжав белесую ручку слоновой кости, Исак крепче припал к стене и максимально сконцентрировал свой слух. Навострив его до такого предела, что даже неровные напряженные вздохи притихшего от страха профессора и его ассистентки, взятых в плен, слышались ясно и отчетливо на фоне характерного гула работающего живого организма лаборатории, он слышал их так будто они стояли всего в двух шагах от него. Вместе с этим он приметил и нечто другое, или возможно это ему просто показалось? Однако голос говорившего, претерпевший некоторые изменения сквозь фильтрационную сетку, тем не менее, звучал очень знакомо. Хотя конечно любые предположения сейчас были преждевременны и просто не обоснованны, поэтому отбросив прочь мешавшиеся в голове мысли, он сконцентрировался на настоящем.

-Пошевеливайтесь, я хочу знать, что он труп прямо сейчас!

Вновь затараторил неизвестный, по видимому начиная терять терпение

-Так точно

Спустя какую-то секунду монотонно отчеканило два плоских голоса подчиненных, после чего сухо щелкнул затвор взводимой винтовки, за ним последовал и второй. «Похоже скоро я узнаю кто решил похоронить меня раньше времени» Осторожно проверив состояние барабана и безoшумно задвинув его обратно подумал Исак проскользив глазами по окружающему пространству, в поиске наиболее подходящей огневой точки для засады. Не имея перед собой знакомого цифрового галаграфического дисплея, за считанные секунды просчитывавшего все возможные точки укрытия и эффективность той или иной позиции с применением определенного вида оружия, Исаку приходилось полностью полагаться лишь на самого себя, а значит у врага появлялось на еще одно преимущество больше. Но лишь этого было недостаточно, чтобы пошатнуть его уверенность в себя и заставить отступится. Нет, он собирался идти до конца и узнать всю правду, не взирая ни на, что, по крайней мере до тех пор пока не отплатит тому, кто пытался его убить. Подобно хищному зверю, вышедшему на охоту, осторожно и бесшумно выслеживая свою жертву готовясь нанести внезапный смертельно точный удар, Исак пригнувшись, внимательно меря каждый свой шаг двинулся влево, вдоль стены к небольшому возвышению составленных друг на друга цистерн, с ярко оранжевой маркировкой жидкого азота. «Если они решат найти меня по тепловому излучению все попытки окажутся напрасными» Тем временем со стороны входа уже отчетливо слышались быстро приближающиеся шаги. Без сомнения можно было определить, что они принадлежали, двоим, значит, Исаак не ошибся и его отточенный в долгих тренировках, полевых лагерей желтых зон слух, работал не хуже сенсорного интерфейса командного шлема. И это было далеко не единственной особенностью отличившей его в рядах новобранцев а в последствии и опытных бойцов братства. Обучение элитного подразделения, он помнил его очень хорошо. Уже после первых дней проведенных без провианта и какого-либо снаряжения с одним лишь ножом в пораженном тибериумом лесу, походившим скорее на ядерную чащобу инопланетных зарослей, куда он был отправлен вместе с группой из ста двадцати человек с одной лишь целью, выжить и выследить еретиков. он один сумел выжить, и без колебаний выполнить поставленную задачу. Хотя все до последнего имели высокий иммунитет к губительному воздействию минерала, благодаря тестируемой экспериментальной вакцинации модифицированного тибериума изменявшего человеческий генный код на молекулярном уровне, позволяя без риска для жизни дышать в отравленной среде, прямое воздействие излучения приводило к прежнему исходу. Так за первые сутки количество верных смертников сократилось более чем вдвое, по прошествии вторых погибли все оставшиеся, приняв смерть от голода и мутировавших диких зверей либо в объятьях изумрудного излучения, плавившего плоть и кости подобно маслу, угодившему в микроволновую печь. Ориентируясь лишь на свои собственные шесть чувств Исак в полном одиночестве прошел расстояние равное Вашингтону и в конечном счете выследив предполагаемый лагерь изменников привел суд в исполнение. Всего за одну ночь, наступление которой он терпеливо и смиренно ожидал, зарывшись в грязь на близлежащем холме его руки с хладнокровной точностью вырезали свыше сорока боевиков отступников Ордена и еще столько же гражданских, подозреваемых в сотрудничестве с ГСБ, без каких либо сожалений и чувств. К концу вторых суток он единственный из всего своего отряда выбрался из леса к точке эвакуации, где его уже ожидал транспорт и несколько человек сопровождения из братства. Их лица, как и все события своего боевого крещения Исак помнил очень хорошо даже спустя годы службы наполненные болью страданиями и смертью. Ужас и нескрываемый шок в ту минуту искажал их окаменелые гримасы, как только застывшему взору открылось нечто неописуемое. Омерзительное животное, лишь внешне подражавшее человеческому созданию медленно выбравшееся из-под сени вьющихся как змеи деревьев, неспешной твердой походкой двигалось им на встречу. Омытое кровью с пят до головы, сжимающее в своей правой руке кусок темно алого металла, когда-то бывшего боевым ножом оно смотрело на них непроницаемым отрешенным, словно мертвым взглядом, отражавшем в себе ничего иного кроме беспощадной смерти. Долгие холодные бессонные ночи, и палящие изнуряющие дни, Ополчившиеся на него, казалось преследуя одну единственную цель сломить его дух и в конечном счете уничтожить, научили Исака рассчитывать не только на самого себя, но и весь мир что окружал его вокруг. Уникальные отличавшиеся друг от друга запахи, шум ветра и его направление кроткий шелест листвы, еще свежие или блеклые почти исчезнувшие следы, оставленные на земле, все как одно единое целое служило его абсолютными ориентирами и никогда не ошибающимся верным проводником. Зоркими глазами, что выслеживали цель с животной точностью. Это научило Исака не доверять в своей жизни никому, кроме двух единственных вещей. Своим чувствам и инстинктам, что являлись неотъемлемой частью его сущности, а так же окружающему миру, служившему всеобъемлющими глазами и ушами. “Все в моих руках, я не проиграю” твердо сказал себе Исак, чувствуя как мышцы, наполняются новой силой, а дрожь, пробегавшая по руке напряженно сжимавшей пистолет, отступила. Миновав несколько метров почти ползком осторожно перешагивая через рассыпанные по полу осколки стекла и тянувшиеся кабели он достиг своей цели. Заняв идеально подходившую позицию для засады, он прижался одним плечом к цистернам и, не обращая внимания на легкий холод пробиравшийся сквозь его одеяние покалывая плоть подобно тонким иглам впивавшимся в нее, начал выслеживать наступавших врагов, мысленно отсчитывая их последние шаги. Внезапно где-то громко хрустнуло разбитое стекло осыпавшегося в минувшем сражении лабораторного потолка, ныне сослужившего свою новую не менее полезную роль.

-Пять метров.

Тихо прошептал Исак, чуть приподняв серебристое дуло, теперь поравнявшееся с его лицом. Он, уже начинал ощущать присутствие своих жертв, слепо двигавшихся в роковую западню, неясное туманное, словно предчувствие, с каждой секундой оно становилось все сильнее, по мере того как двое сокращали оставшееся расстояние.

-Три.

Указательный палец, обтянутый в кожу еще сильнее прижался к курку в то же время его холодный сосредоточенный взгляд острых серых глаз, не моргая, продолжил сопровождать невидимые цели по их траектории следования, так, словно Исак мог видеть цели сквозь все преграды.

-Один.

Все мышцы резко напряглись, готовые сорвать тело с места в следующий же момент. “Главное не попасть под перекрестный огонь” Мелькнуло в голове последнее его наставление самому себе, связанное с одним тактическим изречением, что он усвоил еще давно и хорошо понимал до сих пор. Если враг превосходит тебя численностью, никогда не пытайся победить его простой силой. Используй хитрость, и уничтожь его один за другим по очереди, не вступая притом, в открытое противостояние.

-Перебью одного за другим!

Выкрикнул Исак, подталкиваемый вперед, разгоревшимся внутри пламенем. В следующую секунду он одним рывком выскочил из-за своего укрытия, и моментально вскинул 2 килограммовый револьвер, нацелив его в грудь одному из боевиков НОД замеревших впереди. “Так значит я действительно стал целью своего же ордена, и мне вовсе не показалось!?” Исак заколебался не в силах поверить и уж тем более понять то, что видел своими собственными глазами. Неужели это правда и его враги те, кого он некогда звал союзниками, братьями по оружию? Шокирующая будоражащая своей невероятностью истина, сразила его подобно грому, лишив на какой-то момент возможности соображать, и осмысливать происходящее. Однако, забвение в которое он угодил будучи не готовым встретить подобного врага из всех тех, что он мысленно представлял перед собой, стараясь не обращаться к одной из своих первых догадок пришедших инстинктивно, продлилась не больше чем промежуток между ударами его учащенно бившегося сердца. Взятые врасплох внезапным появлением Исака, с совершенно неожиданной стороны, двое штурмовиков ордена «черной руки» полностью покрытые в легкий подвижный темный доспех из множества кевларовых пластин, вскинули свои винтовки. Разом, обернувшись без раздумий и слов, они готовы были уже открыть огонь, но в конечном счете все же опоздали. Совладав с собой, и выбросив прочь последние сомнения, Исак чьей решительности помогло осознание нескрываемой враждебности его бывших сослуживцев, окончательно разрушившее его иллюзии, приказал себе более не поддаваться провокациям размышлений и догадок. “Они пришли, чтобы убить меня, или умереть самим значит, я должен поступить так же как со всеми своими врагами кем бы они ни были”

Никакой жалости или сострадания к врагам ордена. Так гласил кодекс НОД.

Исак до сих пор не понимал, почему закон, абсолютное табу, что он чтил и нес с собой уже несколько лет как один из избранных, индивидуумов символизирующих собой само братство, теперь обернулось против него. Так, чтобы найти ответ на этот вопрос, ему предстояло совершить грех, смыть который можно было лишь высшей степенью наказания, смертью. Измена против своего братства, ожидала впереди.

-Вы поплатитесь за это!

Его громкий наполненный решимостью выкрик, тут же угас в содрогающемся эхом грохоте вырвавшейся на свободу абсолютной смерти, стремглав взвившейся вперед в клочья, разрывая пространство на пути к своей беззащитной добыче.

Воспроизведение блока окончено…

Пожалуйста ждите…


Требуемые операции завершены…

Начинаю воспроизведение четвертого блока памяти по заданной команде…

 

                                                 Память 4

И не поднимет руку брат на брата, и не прольется кровь праведников верующих в нашего единственного мессию. Ибо сгинет во тьму отчаяния и порока, всякий слепец кто пресечет черту меж истиной и ложью.

“Я уже шагнул дальше, чем когда-либо мог, возврата назад не будет. И теперь мне остается лишь узнать, к чему это приведет в конце” Подумал Исак напоследок, прежде чем открыть огонь. Смело, без колебаний взирая в глаза своему новому врагу, скрывавшемуся за кроваво алым стеклом. Две выпущенные навскидку пули, были обречены на попадание, еще с самого начала, так как феномен малоизвестный Исаку, как промах, давал о себе знать лишь в самых редких исключительных моментах, этот не относился ни к одному из них. Пробив подобно тонкому листку бумаги, попавшуюся на пути броню пули без особого труда прошли на вылет, оставив за собой лишь грубые развороченные кровавые лохмотья. Смерть пришла моментально, обратив штурмовиков в несуразные куклы, что лишились своих ниточек. Друг вслед за другом они грузно повалились на землю, ударившись о ближайшую информационную колонну, напоследок пустив в потолок кривую очередь, застывшим на курке уже мертвым пальцем.

-Он там!

Выкрикнули несколько штурмовиков хором на какой-то момент опешившие от произошедшего перед их глазами

-Огонь!

Большего времени, чтобы перегруппировать свое тело и отбросить его за высившийся рядом терминал Исак даже не просил, беспечность нападавших и скованность их действий вызванная появлением живого мертвеца предоставило его в достатке. Поэтому когда над головой уже засвистел град сыпавшихся непрекращающимися волнами пуль разносивших в дребезги все на своем пути, осыпая бетонный пол осколками стекла и попадавшим под огонь оборудованием, он уже сидел под надежной защитой, спокойно выжидая пока неистовое безумство, превращавшее главный холл в груду металлолома, подойдет к своему завершению.

-Пускай развлекаются, сколько захотят, амуниция не вечна, а их число стало уже на двоих меньше.

Пробормотал Исак прикрыв уши, наблюдая за тем как зиявшая сквозь разбитую пуленепробиваемую перегородку стена рассыпается по кускам, разлетающимся в дребезги еще до своего приземления, поднимая в воздух светло серый туман каменной пыли.

Хотя он не мог сказать наверняка, как долго продлилась осада его позиции, приблизительно пятнадцати секунд, все же хватило командиру нападавших, чтобы осознать всю беспомощность предпринятой его подчиненными слепой атаки.

-Прекратить огонь!

Завопил надрывающийся голос, пытаясь перекричать грохот разносимой на части лаборатории. Похоже он не пользовался внутреканаловой связью видимо как и самим шлемом, так как отданный им приказ был выполнен лишь через какое-то время после того как основное количество винтовок наконец замолчало на перезарядку. Шанс, которого Исак так долго ждал, преподнес себя, чуть ли не на блюдечке с синей каемочкой, поэтому не воспользоваться им, было просто невозможно. Приподняв голову всего на несколько сантиметров он рывком выглянул наружу и обросив ситуацию царившую у входа быстрым но внимательным взглядом не упустившим ни единой детали тут же нырнул, обратно избежав всего за долю секунды пущенной кем-то очереди с тупым гулом продырявившей прочную стальную стенку терминала. Теперь благодаря любезно подаренной ему возможности со стороны бывших сослуживцев Исак имел полное представление о нынешней ситуации дел или, по крайней мере, о внешнем ее покрове.

-Проклятье! Сплюнул он, ощущая как его шансы на спасение, становятся все тусклее.

Единственный известный ему выход был перекрыт почти двадцатью штурмовиками ордена «Черной руки», экипированными тяжелым вооружением, и он мог поклясться, что выпускать, кого-либо те совсем не собирались. В пример тому послужили взятые под прицел заложники, состоящие не только из людей ГСБ, но так, же подчиненных Исака, согнанных в одну кучу, так будто между ними не было никакого различия. Возглавлял же этот несуразный спектакль, ни кто иной, как один из высокопоставленных членов ордена руки Кейна. Исак его хорошо знал еще с давних времен, методы которыми он оперировал как с врагами, так и с собственными людьми, его неуравновешенную психику, и поистине чрезмерную манию величия. И уже тогда он не питал к этому созданию ничего кроме презрения и скрытой неприязни, сейчас же нараставшие с годами чувства превратились в направленную ненависть.

-Давно мы с тобой так весело не проводили время, правда?

Расплывшись в кривой улыбке, произнес командир, не спуская наведенного пистолета пулемета с укрытия за которым прятался Исак.

-Похоже, даже сейчас, ты все тот же живучий трусливый таракан, кем был раньше.

Сделав шаг вперед, но все еще оставаясь позади непроницаемого черного строя растянувшегося вдоль холла медленно проговорил он. – Признаться я впечатлен твоей неизменчивой натурой, хотя временами она сильно меня достает.

-Никак ты Кендзи?

Словно бы удивленно выкрикнул Исак, сплюнув сползшую к губам кровь

-Конечно, разве ты ожидал кого-то другого?

Усмехнулся тот, Пристально буравя металл двумя сузившимися до размера узких щелей черными, как уголь глазами, осевшими по сторонам тонкого острого носа, на не менее исхудалом бледно сером лице.

-Признаться нет, и знаешь почему?

-Просвети меня

-Никто другой в братстве не имеет настолько ничтожно низких навыков владения оружием как ты, чтобы уметь промахиваться даже из автоматического ПП.

Как Исак и предполагал, реакция последовала однозначная, уже давно известная ему. Однако он вовсе не собирался вести этот разговор, дабы посоревноваться в остроумии, со своим старым другом. Все, что ему требовалось, заставить разговорится того, кто без сомнения руководил всей операцией, и разузнать у него значение происходящего. Кроме того, вовлечь его в словесную дуэль являлось так же удобным случаем, чтобы спокойно проанализировать ситуацию и прийти к единственному наиболее подходящему решению, плану который позволил бы избежать смерти.

-Вот как!?

Вспыхнул Кендзи, сверкнув расширившимися от злости глазами, будто чиркнутая о коробок спичка. Сжимавшая автоматический пистолет рука вздрогнула, и с яростью нажав на курок, выпустила длинную очередь по массивному терминалу, изрядно изрубцевав крепкий металл. Напряженная тишина вернулась лишь после того как пустой магазин наконец дал осечку

-Вижу, ты не меняешься тоже!

Продолжил свою игру Исак, осторожно выглянув краем глаза из-за угла, чтобы ухватить еще один небольшой клочок информации о своем окружении. “Бесполезно, справа пусто”

Лишь бесполезные терминалы высокие стеклянные перегородки и прочая не имеющая сейчас значения аппаратура отпечаталась в его мозгу. Оставалось продолжать разговор и попытаться найти хоть что-то, что могло бы дать тот самый внезапный козырь, которого сейчас так не хватало.

-Как насчет того, чтобы ты перестал тратить впустую ресурсы братства на свои игры?

-Заткнись!

Тут же парировал Кендзи. Он не желал, и не нуждался в том, чтобы ему кто-то указывал, что следует делать, особенно его соперник, и объект давней завести.

-У меня все карты на руках, а у тебя ничего нет, что ты скажешь на это!?

Найдясь, выплеснул он в ответ, понимая, что его слова несли в себе абсолютную не оспаримую истину, приносившую с собой ни с чем несравнимое удовольствие. Что могло быть лучше, чем загнать в ловушку и лишить всякой надежды того, кто всегда и везде был на виду, оставляя всех остальных лишь в своей длинной тени, а после, очень медленно смакуя каждым заветным мгновением раздавить его своими собственными руками, как надоедливое мерзкое насекомое. Предчувствуя свой скорый абсолютный триумф, который неминуемо изменит всю его жизнь, Кендзи вновь обрел на лице гадкую самоуверенную ухмылку, стеревшую все порывы злости, что бушующими вихрями вращались в его сознании.

-Согласен, ты неплохо постарался.

Невозмутимо, будто вовсе спокойно отозвался Исак, все еще не показывая головы из-за своего укрытия, единственной вещи, что спасла ему жизнь. Услышать подобный комплимент, для Кендзи, было слаще и тысячи пустых похвал, ничтожного полоумного создания, являвшегося прелатом его ордена.

-Правда, ты ведь не рассчитывал, что я дам тебе шанс сбежать?

-Конечно, нет, ведь это все было спланировано тобой еще с самого начала?

-А как ты сам считаешь?

-Зная насколько ты гнусное и низкое создание, попавшее в ряды ордена лишь неизвестным чудом, без сомнения еще с самого начала.

-Как интересно…

Хотя он и пытался внешне держаться хладнокровно и сдержанно, легкая дрожь в неровном голосе, безнадежно выдавала его истинное душевное состояние.

-Тогда как ты объяснишь свое нынешнее положение?

На этот раз Исак промолчал. Ему действительно было нечего сказать в ответ, и оправдание своей ошибки, признать которую удалось слишком поздно. Но сейчас это было неважно, прошлое невозможно вернуть как сильно ты того не пожелай, а значит все, что оставалось это всецело сконцентрироваться на настоящем и приложить все усилия, чтобы ныне исправить свою неосторожность, и подарить себе будущее.

-Значит, я все же превзошел тебя, признай это!

Воодушевленный своим триумфом, с надрывом воскликнул Кендзи всплеснув руками не в силах более сдерживать нарастающее восхищение своим непревзойденным гением.

“Радуйся пока можешь, именно это мне и нужно” Перебравшись на противоположную сторону терминала Исак прислушиваясь, в поисках чьих-нибудь шагов с осторожностью припал к холодному металлу.

-Если хочешь знать, ты был обречен еще тогда, когда получил это задание. Не останавливаясь, продолжил Кендзи. – Все было очень просто. Вначале ты и твое послушное пушечное мясо истребляют охрану комплекса в лице так называемого Совета глобальной защиты. Подойдя к скорчившемуся на коленях охраннику комплекса он с силой пнул того под живот отшвырнув ударом почти на метр назад и не обращая внимания на рвотный кашель которым тот залился безнадежно распластавшись на полу спокойно двинулся дальше. – После того как твоя группа расчистит путь, понеся потери, оставшиеся единицы можно будет без проблем взять в плен. На этот раз его целью стал сержант Эйлос находившийся среди нескольких уцелевших, напрасно оправившийся от недавнего удара прикладом. В этот удар была вложена еще большая сила и ненависть чем раньше, что привело того к моментальной потери сознания от простой нехватки воздуха, после того как безжизненное тело лишившись сил сползло вниз уткнувшись головой в пол.

=И наконец, после всей проделанной тобой работой, я получу искомое. Кендзи приблизился к профессору Якобсу и его ассистентке, смерив их насмешливым злобным взглядом. – Нужных братству людей и груз с плодами их исследований, в придачу. Теперь, когда у меня есть все что мне нужно, а твоя роль исполнена на этом занавес спектакля будет опущен.

“Пока еще нет” Исак вовсе не собирался сдаваться, как бы часто ему об этом не напоминали, пусть даже его шансы были ничтожно низки, это ничуть не меняло того факта, что существовала и иная альтернатива разрешения повисшей ситуации. Первые проблески его надежды пришли вместе с начавшим вырисовываться у него в голове планом. Простым, однако, в то же время крайне эффективным при своем точном исполнении. Но как и всегда не обошлось без некоторых загвосток, не позволявших полной картине предстоящего дела предстать в его мысленном взоре, над решением чего он сейчас кропотливо трудился, роняя на пол выступившие на лбу капли холодного пота, смешавшегося с кровью. “Думай же, тут должен быть выход, обязательно должен!” Снова и снова разбирая по кусочкам всю имеющуюся в голове информацию образы, и задумки возвращая в большой несвязный водоворот, и вновь собирая их воедино Исак обдумывал одну за другой все возможные планы, но ни один из них, так и не удавалось завершить до конца, попросту из за недостаточной надежности.

-Как тебе такой поворот событий, неожиданно верно?

Всецело наслаждаясь своей непререкаемой властью, и контролем над ситуацией насмешливо спросил Кендзи. Он уже не обращал внимание на то, что Исак был все еще жив, и к тому же вооружен, спокойно меря шаги, вдоль холла прогуливаясь рядом с капсулой.

-Тебе не удастся так легко отделаться после того как братство узнает о твоем предательстве. Это будет известно уже очень скоро, и в конце тебя будет ждать расстрел.

Продолжая перебирать в голове всевозможные варианты, выкрикнул Исак

-Ты в этом уверен?

Удивленно кинул Кендзи, на момент остановившись

“с чего такая смелость? Неужели, он задумал что-то еще?” Исак еще не знал до конца всей причины, но уже одного спокойствия с которым говорил Кендзи, хватало ему, чтобы почувствовать неладное. Зная его низменную змеиную личность хорошо известную в определенных слоях ордена и то, что он никогда не разбрасывался словами, когда дело доходило до работы. Исак продолжая, держатся уверенно и спокойно, заговорил дальше, пытаясь выведать столько информации о плане изменника и круге его сподвижников сколько было только возможно.

-Кеин, не проявит милосердия к твоему предательству, как только узнает, что я мертв, он казнит тебя, и всех тех кто тебе помогал в этом, без исключений.

-Ох избавь меня от своей пустой болтовни, когда ты совершенно ничего не понимаешь!

Всплеснув руками воскликнул Кендзи. – Не думай, что тебе все известно когда, правда, на самом деле совсем на такая какой ты ее себе представляешь.

-Твоя изворотливость, не спасет от расстрела.

-А кто сказал, что я собираюсь вот так просто умирать?

Исак осекся и замолчал. Уже сейчас он начинал понимать, что все представлялось намного серьезнее, чем казалось вначале. “Похоже, не только в моем ордене есть изменники, у Кендзи имеются сподвижники даже в черной руке, не говоря уже о простых членах НОД. Как же глубоко прорастают корни его власти?” От одной лишь мысли, в его сознании поднимались десятки и даже сотни знакомых лиц, всех до единого, подходивших на эту роль.

-Понимаешь, как я уже говорил, без абсолютного плана, я не стал, бы предпринимать подобного, тем более,  когда наше Братство не так давно находилось в крайне шатком положении, и тень подозрения может пасть на каждого даже самого преданного и истинно верующего, за один только неосторожный шаг, что окрестит его еретиком.

“Брат Маркион и его орден «Черной руки»” самопроизвольно Подумал Исак, но тут, же выбросил прочь всплывшую мысль “Он не был не еретиком, не предателем, единственной его ошибкой было поверить в смерть Кеина. Однако вместе с тем же он свято продолжал, выполнять, свою клятву думая и заботясь о братстве, и верных НОД людях, я не вправе винить его, за слабость духа” Принципы и взгляды коими он руководился, были вполне ясны Исаку, чего нельзя с той же уверенностью было сказать о намерениях Кендзи и его цели которая все еще оставались в тени.

-По видимому у тебя все под контролем, настолько надежно, что тебе даже не о чем беспокоится?

Предположил Исак, медленно но, верно стараясь подвести разговор к той самой интересующей его части

-Когда я за что-нибудь берусь, иначе не бывает. Лишь развел руками Кендзи так словно ему приходилось объяснять совершенно очевидную и без того вещь.       “Пожалуй так и быть, расскажу ему всю гениальность моего замысла, все равно скоро умирать” Решил он и вернув свое оружие в большую кобуру закрепленную на задней части ремня его длинного черного одеяния смерил пространство перед собой довольным, почти мечтательным взглядом.

-Так и быть, напоследок твоего существования дам тебе понять, насколько ты глуп.

-Уж попытайся.

Тихо проговорил про себя Исаак, украдкой двигаясь из-за укрытия к укрытию в сторону двух недавно убитых штурмовиков. Он знал, что за ним и каждым его шагом пристально следят восемнадцать пар глаз, выслеживающих его тепловое излучение сквозь темно красные стекла многофункциональных шлемов «Черной руки». Но зная, что те не откроют огонь до тех пор пока не получат на то приказ от Кендзи, а уж он то не отдаст его до самого последнего момента желая насладиться своим собственным самодовольством даже не подозревая о том, что к нему приближается. Исак не беспокоясь за свою безопасность, продолжил приближаться к главной цели, и завершению, начавшего выстраиваться плана.

-Начнем с твоей первой ошибки. Сложив руки на груди начал Кендзи. –Каждый член нашего ордена получает приказы лишь исключительно из уст  самого Кеина или одного из вышестоящих генералов, если на то будет его воля. Ты же пренебрег и тем и другим, когда согласился взяться за полученную операцию после того как получил простое голосовое сообщение с приказом Катар, о немедленном выступлении.

Только сейчас Исак понял, что его новая миссия действительно была передана, звуковым сообщением, но никак не лично из уст Кеина или кого либо из тех, кто являлся его прямыми помощниками. Еще тогда, он нашел это крайне необычным, и испытывал по отношению к предстоящей операции смешанные чувства подозрения и тревоги. Но в итоге, все же закрыл глаза на свою интуицию и переборов голос внутреннего инстинкта, покорно принял полученный приказ. “Значит, никакого распоряжения о захвате объекта вовсе не поступало из главного храма, а меня попросту провели как последнего дурака”

Исак почувствовал как в нем медленно начинает закипать злость, на самого себя за проявленную неосторожность, и подлость Кендзи с которой он заманил его в западню.

Но терять самоконтроль было нельзя, только не сейчас, когда время было на исходе, а жизнь висела на волоске. Даже зная, что все коммуникационные системы лабораторного комплекса были отрезаны вначале нападения, и сигнал о помощи не сможет прорваться за его пределы. Это все равно могло выиграть лишь определенный промежуток времени, после которого из ближайшей военной базы ГДИ будут отправлены войска быстрого реагирования. Благодаря простой системе регулярной почасовой связи, которая была так же нарушена внедрением вируса во внутренние системы охраны. Если по истечении одного часа, сигнал, содержащий определенный уникальный закодированный код не поступит в штаб управления базы, это без сомнения вызовет определенную реакцию с их стороны, и как следствие принятие решительных мер. Исак хорошо знал подобную систему, кому как не ему было иметь представление и определенные познания в этой сфере деятельности. Вот только сейчас, гордости, или чувства удовлетворения подобные знания ему ничуть не приносили, наоборот, понимая, что часы отсчитывают уже последние минуты а с ними и шансы на спасение, он чувствовал себя только хуже, ощущая зажатым меж двух огней “Избегу одного но обожгусь о другой”.

Тем временем Кендзи, зная что на посадочной площадке его уже ожидал транспорт который исчезнет вместе с ним из города еще до того как к центру прибудут ГДИ не спеша наслаждался своей исключительной победой, вновь переживая свой блестящий детальный план.

-Чтобы ты ничего не заподозрил, сигнал был зашифрован таким образом, чтобы ты решил, будто он, вправду отправлен из главного храма. Вот только это было далеко не так, а ты даже не удосужился перепроверить его. И знаешь что? Поступи ты так, не будь твоя гордыня и вера в братство настолько высоки, что даже слепы, ты сумел бы докопаться до правды и вычислить фальшивку, но этого не случилось, и я знал, что так и будет, поэтому не пытался прибегнуть ко второму плану. С легким хрустом размяв пальцы, Кендзи облокотился одним локтем о гладкую поверхность массивной капсулы, и уставившись перед собой продолжил. –После я собрал для тебя отряд вместе с пилотами, дав им координаты этого комплекса и его план, а затем фальшивое задание, на которое они клюнули так же охотно как и ты, хотя это ничуть не удивительно, ведь солдат должен выполнять приказ, а не думать о нем верно?

-Значит никто из братства или ордена, не знает что мы здесь?

Вернувшись на прежнее место укрытия, выкрикнул Исак. То, что он искал, последняя крохотная деталь головоломки его задуманного плана, теперь была у него в руках.

-Доходчивый усмехнувшись,

проронил Кендзи и замолчав о чем-то задумался.

Шлем штурмовика «Черной руки» переливаясь перламутром, покоился у Исака на коленях, искрясь и протестуя, выдавая бесконечную строку ошибок, ползущую на дисплее, он безуспешно сопротивлялся наглому взломщику, что внедрился в его компьютер и пытался обойти систему внутренней защиты, чтобы проникнуть в самое его сердце. “главное, чтобы он не включил программу самоуничтожения” Мысленно взмолился Исак, с бешеной скоростью барабаня всеми пятью пальцами правой руки по своему портативному компьютеру, подсоединенному длинным многожильным кабелем к одному из многочисленных входов на задней панели шлема. Сейчас его первой и основной задачей был взлом мощного многоядерного процессора, что был установлен внутри защищенного титановой пластиной корпуса в самом центре шлема. Мощность, которую к сожалению не мог позволить себе его компьютер должно было хватить для претворения задуманного плана к жизни. Вначале заблокировав соединение с сетью объединявшей между собой все остальные шлемы группы, чтобы обезопасить взлом, и лишить их возможности заподозрить что-то Исак двинулся дальше. все глубже погружаясь в океан бесконечных цифр. Оставив позади, все самое легкое, и постепенно приближаясь к основной проблеме, он сорвал с руки кожаную перчатку и ощутив знакомую шероховатость кнопок с легким резиновым напылением под своими пальцами уже всерьез схватился с отступающим назад Брандмауэром. Через несколько мгновений неравный бой подошел к концу, возвестив о окончательной победе Исака приветливо вспыхнувшей зеленоватым свечением командной строкой.

-Как известно, мертвых не могут услышать. После недолгой паузы продолжил он. – А значит, все поверят лишь в то, что я им скажу, для этого у меня же имеются все козыри, поэтому, никто даже не задумается о том, что в действительности здесь произошло.

-Значит все это спланировано, чтобы убрать меня с дороги, и заполучить содержимое капсулы себе?

Осведомился Исак, в это же время, занимаясь перепрограммированием системы шлема, направляя весь ресурс его мощностей, на свой компьютер, который он уже успел подсоединить к стоявшему рядом терминалу, через оставшуюся неповрежденной аварийную панель на полу.

-Именно так.

Взглянув на цифровой браслет у себя на запястье отображавший время , подытожил Кендзи

-И что ты будешь делать дальше?

-После того как я посмертно провозглашу тебя предателем, казненным мною лично вместе с группой еретиков желавших выдать секреты братства, связным из ГДИ, думаю заполучить власть в ордене в свои руки, став его новым прелатом.

-Значит переворот за власть? Но зачем тебе этот подопытный, если все, что нужно это моя смерть?

-По правде сказать, мне совершенно безразлично, что там внутри. Этот груз нужен не мне, чтобы послужить простым товаром, за который я получу то, что хочу.

-Тогда кому потребовалось это создание?

Исак не рассчитывал получить ответ, ему просто требовалось протянуть время еще на какие-нибудь несколько секунд, пока его компьютер сможет заполучить контроль над лабораторными системами. Одно это само собой уже представляло непосильный труд, не только для него, но и его электронного помощника, который просто сгорел бы, не будь у него нескольких дополнительных процессоров.

-Слишком много вопросов, и слишком мало времени, которое, к сожалению, подходит к концу, поэтому скажу лишь одно, этот человек однажды спас тебе жизнь и, пожалуй…

Но к этому моменту Исак уже не слушал его, так как подсказка данная ему была просто бессмысленна. Он не знал, кто был этот человек, и к тому же совершенно не помнил, чтобы кто-то спасал ему жизнь в прошлом. Поэтому остановившись на том, что вычислить и найти  виновных можно будет после, он очистил свое сознание от посторонних мыслей, несколько раз, глубоко вдохнув. Последние приготовления были сделаны, оставалось выждать удобный момент и сконцентрироваться. “Надеюсь все, пойдет, как запланировано” Его быстрый взгляд вновь скользнул по стеклянному потолку, в поисках одной крохотной практически незаметной вещи. Сенсорного датчика Пожаротушения, что к счастью располагался почти над самой его головой.

-А теперь скажи, у тебя есть последние пожелания, прежде чем, ты умрешь?

Закончив свою речь, спокойно спросил Кендзи, так будто он скорее интересовался о погоде на следующий день.

Кивком головы он дал понять своим людям, чтобы те приготовились к штурму

Одев перенастроенный шлем Дав короткую голосовую команду, Исак сумел подсоединиться к сети своей группы, и уже через какую-то секунду слышал у себя в динамике их неровное напряженное дыхание.

-Слушайте все, как только раздастся пожарная сигнализация, берите сержанта и без оглядки бегите к выходу там спрячьтесь за внешней стеной входа, а когда появится возможность, отходите к лифту, и не пытайтесь мне помочь ясно? Просто спасайтесь сами. еще до того как кто-то поняв происходящее попытался сказать хоть слово Исак отключился от связи. “По крайней мере, я должен дать им шанс, надеюсь не напрасный” Подумал он, чувствуя легкую дрожь в своих суставах, вызванную не то отдаленным чувством страха, не то нервным напряжением, которое его одолевало.

-Да есть.

Отозвался Он спустя какие-то секунды. Отключившись от сети, предварительно перепрограммировав несколько систем на свой собственный лад, он вернул компьютер обратно в портативную сумку, подвешенную на ремне за спиной, после чего не спеша вынул револьвер, и присев на одно колено навел его цель.

-И что же это интересно? Если хочешь, я даже могу выполнить какую-нибудь твою просьбу, ведь ты все-таки сделал для меня так много, что я просто не могу остаться в стороне.

Проговорил тот, перезаряжая свой автоматический пистолет

-Тогда постарайся не забыть попросить прощения у всех тех, кто погиб сегодня из-за тебя, по пути в преисподнюю! В полный голос выкрикнул Исак, и нажал на курок, наполнив зал грохотом, сравнимым разве что с ударом грома, эхом пролетевшем по всему помещению.

Когда Кендзи осознал, происходящее, как-то отреагировать на это было уже вне его сил.

Выпущенная пуля настигла датчика пожара, и разнесла его в клочья. Большое количество тепла, что излучал разогретый на несколько десятков градусов металл, задействовал систему пожаротушения, как и планировал Исак с самого начала. Без, определенной команды главного компьютера лабораторной безопасности подобный трюк не прошел бы так гладко, к счастью за этим вопрос не стал, и все вышло так, будто в помещениях уже не было никого из персонала, а разгорающееся пламя грозило поглотить весь нижний уровень. Через мгновение зал огласил пронзительный звук сирены. Вслед за вспыхнувшими аварийными огнями, выкрасившими все вокруг в темно алые тона, из нескольких отверстий над головами штурмовиков с бешеным напором хлынула белесая густая субстанция, хлеставшая подобно неистовому гейзеру. Вещество, разработанное в химических лабораториях ГДИ имевшее лишь свое рабочее название М118, представляло собой нечто схожее с расславленной жевательной резинкой, как ее иногда шутливо называли. Будучи в полужидком состоянии. Эта густая белая масса с необычным радужным вкраплением, попадая под воздействие кислорода, начинала стремительно густеть и засыхать, при том поглощая невероятное его количество, тем самым лишая пламя, возможности разрастаться дальше, а в последствии продолжать гореть. Однако ее использование было чревато, некоторыми последствиями, поэтому она поступила в распоряжение, лишь на определенные объекты, государственной научной и военной важности. Удобная технология тушения, пришла на смену устаревшему неэффективному методу водо-подачи, еще несколько лет назад, и Исак в полной мере изучив ее в прошлом, знал, что произойдет, если нарушить систему распределения давления, что он и сделал с помощью терминала. Перенаправив поток четырех резервуаров массы, вместо предположительных тридцати двух выходов всего на шесть, располагавшихся в центральной части зала, где сейчас скопились готовившиеся к приступу штурмовики, он заставил те, обслуживать такое количество давления, на которое стальные форсунки, просто небыли рассчитывать, как следствие произошло именно то, чего он хотел. С громогласным треском, разрываемого на части металла, из потолка ударил сноп противопожарной жидкости, неминуемой лавиной обрушившейся на ничего не ожидавший отряд, заливая весь пол, непроходимым густым студнем, в полной мере застав тех врасплох.

Назад в укрытие!

Завопил Кендзи метнувшись от эпицентра, но его реакция как и отданная своим людям команда, слишком запоздали. Те, что оказались в самой гуще, моментально были сбиты с ног, и безнадежно вдавлены в пол, извергающимся водопадом, лишившим их возможности подняться или, что-либо предпринять, бесследно похоронив в белой могиле.

Остальные, кто чудом избежал прямого давления тут же ринулись в рассыпную, напрочь позабыв о боевом построении, и конечно присутствии все еще живого Исака, думая лишь о том, как избежать верной погибели в тисках стремительно поступающей вязкой массы.

Оказавшиеся забытыми, в урагане панического бегства сотрудники комплекса включая профессора Якобса осознав ситуацию бросились бежать. Последовав примеру, ринувшихся к выходу НОДовцев, как и они по какой-то неясной причине оказавшихся взятыми в плен своими же сослуживцами фанатиками они примерно ясно, поняли, что сейчас их единственный шанс избежать верной смерти. Однако куда они исчезли впоследствии, сказать было трудно, в том хаосе, что раздирал, некогда спокойный светлый зал лабораторного холла, удавалось различать лишь неясные силуэты в панике метавшиеся в разные стороны. “Это оно, мой шанс!” Сказал себе Исак, и вскинув револьвер, с последней оставшейся в барабане пулей направил его на капсулу оставленную без внимания. Еще когда, он проводил разведку в поисках, выходов к отступлению, его взгляд случайным образом наткнулся на один интересный предмет. Длинный шланг подсоединенный к дополнительной продолговатой цистерне, достигавшей почти полуметра в длину тянулся к входному клапану цистерны, с знакомой Исаку маркировкой опасности заражения тибериумом. Что бы не находилось внутри металлического саркофага, будь оно живое или мертвое, ему требовалась подпитка в виде жидкого тибериума. Как известно то, что может помочь одному, обязательно причинит вред кому-нибудь другому. Так и случилось в этот момент, когда простреленный резервуар выпустил струю изумрудной смерти, окропившей оказавшихся рядом штурмовиков. Не меньше пятерых оказались обречены на медленную и мучительную смерть, продолжавшуюся несколько секунд, пока жидкий минерал, прожигая их доспехи, не добрался до живой плоти. Теперь, когда строй врага был разбит, а нескольких человек уже нет в живых, остается добить оставшихся, используя внесенную в его ряды панику и страх. Передвигаясь в тени аварийного освещения, подобно бестелесной тени, Исак бросился к ближайшей колонне. На ходу отстрелив барабан одним движением вышвырнув из него пустые гильзы, он ловко отстегнул карман и выхватив оттуда один из трех оставшихся авто зарядчиков моментально зарядил револьвер, вдохнув в него свежие силы. Бурливший в крови адреналин, прогнал дрожь и сомнения, а мысль о близости смерти поджидавшей на каждом шагу в лице штурмовых винтовок «Черной руки» Очистило сознание от посторонних мыслей, наполнив его холодной сосредоточенностью. Все вместе, подобно сильнодействующему наркотику позволило Исааку, двигаться и реагировать с такой точностью, и скоростью, о которой он никогда даже не помышлял. Казалось, что его тело двигалось само по себе, без какой либо мысли реагируя по собственным инстинктивным импульсам, перемещаясь так, чтобы лишить врага возможности, прицелится, и одновременно позволить сжимавшей револьвер руке максимально быстро и точно совершить выстрел. Был ли этот случай еще одним проявлением, той самой “Необычности” о которой Исаак иногда задумывался, или чувство смертельной опасности, позволило ему действовать с максимальной эффективностью? Он не знал, и не хотел об этом думать. Все, чего он сейчас желал, уничтожить своих врагов, и остаться в живых, чтобы пережить весь этот кошмар. Оттолкнувшись от колонны сослужившей укрытием на ближайшие несколько секунд Исак быстрым рывком выскочил из за поворота и, не целясь навскидку всадил пулю в первого подвернувшегося штурмовика оказавшегося объятым массой за правую ногу.

В этот же момент, рванув в сторону перенаправив всю силу в свою опорную ногу сослужившую механизмом для сильного толчка, за мгновение до попадания миновав выпущенную очередь пролетевшую в дюймах от плеча он снес голову второму появившемуся из за контейнеров НОДовцу. За ним последовал третий успевший лишь навести прицел на черную тень, что таяла в алом свете в десятке метров от него, прежде чем та, отбросила его мертвое тело назад одним попаданием в грудь.

Сменив позицию развернувшись на сто восемьдесят градусов, Исак взметнув свой пистолет, подобно мечу, ведущему за собой держащую его руку, прострелил сердце, выскочившему сзади штурмовику пытавшемуся взять его врасплох. Еще две пули, нажитя на курок которые принесут смерть следующим мишеням, отделяли момент, когда оружие пройдется перезарядить, для чего нужно будет найти укрытие. Но казалось, что Исак вовсе не беспокоился об этом, словно его мозг считал каждый прогремевший выстрел, работая с нечеловеческим спокойствием и точностью, даже в ситуации подобной этой, точно рассчитывая каждый следующий ход. Отступив дальше в правую часть зала, скользнув за стеклянной перегородкой перил минуя метры расстояние за какие-то мгновения он вынырнул прямо за спиной трех пригнувшихся штурмовиков. Они пытались отсидеться в укрытии, дабы не попасть под поток все еще льющейся сквозь развороченный потолок массы, и никак не предполагали, что их враг, которого они заметили у центральной части зала еще секунды назад, проявит столь неправдоподобную прыть и смелость, чтобы пройти весь этот путь и сейчас оказаться за ними. Однако истина была именно такова, хотели они верить в нее или нет. Встрепенувшись, почти подпрыгнув на месте от вида восставшего из тени приведения, они тщетно попытались перевести свое оружие на него, что само по себе заняло бы наверное не больше секунды, но и этого было уже недостаточно. Гулкий грохот, соперничавший наравне с наполнявшем зал низким звуком сирены принес конец их жизням, повалив лишенные некогда заключенной внутри жизни подкошенные тела на пол. Последний запас был исчерпан, и теперь некогда грозный револьвер представлял собой не больше чем кусок металла, казалось бы подобное положение дел, должно было остановить Исака, и заставить его отступить спрятавшись за ближайшим укрытием, даже не смотря на то, что времени на то просто не хватало. Что же сделал он? Возможно кто-то сказал бы что это было крайней мерой безрассудства и сумасшествием, ничем другим кроме как ошибочным действием, после неудачного решения, но для него все случившееся дальше, являлось воплощением уже продуманного и прошедшего расчет в сознании плана. Три метра отделяло двух вышедших на арену врагов, встретившихся лицом к лицу в абсолютно неравных условиях исход который предрешен с самого начала. Бесполезный пистолет или полностью заряженная готовая к стрельбе автоматическая винтовка, одной очереди которой хватит, чтобы забрать жизнь соперника, ответ ожидал уже впереди. Имея преимущество неожиданности, которое исчерпало себя уже после последнего выстрела, Исак тем не менее не остался без надежды на победу. Перед тем как открыть огонь штурмовику потребуется время не только чтобы поднять оружие и прицелится но также занять требуемую для этого позицию. Как он и предполагал, тот решив не прибегать ни к первому ни второму, одной рукой вскинул оружие и еще до того как оно надежно уткнется в плечо чтобы компенсировать вес и отдачу, на полпути пустил длинную очередь косой полосой взметнувшуюся от уровня пола вверх к потолку. Исак рассчитывал именно на это, поэтому последовавшая ответная реакция была предельно точна и стремительна. Сорвавшись с места он отшатнулся в противоположную от огня сторону словно бы падая на пол, но как только тело наклонилось достаточно низко его свободная нога уткнувшись в стоящий рядом контейнер с силой толкнуло то вперед швырнув тело по диагонали. Осознав свою ошибку, штурмовик попытался перехватить оружие второй рукой и воспользоваться тяжелым прикладом для ближнего боя. Но, не успев перегруппироваться для должного нанесения удара, потеряв последнюю возможность сохранить свою жизнь он промахнулся не достаточно сильным и быстрым выпадом снизу вверх лишь прошедшим мимо левого предплечья. Не жалея ни вложенных в удар сил ни свой револьвер Исак с сокрушительной мощью обрушил тот на голову своего врага с резким треском разбив защитное стекло. Следующий удар направился сзади колена заставив того повалится на пол вслед за подкосившейся ногой, и выронить винтовку. Последнее что тот успел увидеть, прежде чем зрение затянула тьма, а сознание угасло, был стремительно приближающийся к лицу ботинок. Расправившись с последней преградой Исак пригнувшись, нырнул за поворот и, не упуская выпавшего шанса на ходу, перезарядил револьвер, перепрыгивая через стекавшую вниз анти пожарную массу. Если его расчеты были верны, то в зале ни осталось никого кроме Кендзи, и хотя тот исчез из виду еще вначале, растаяв в гуще паники, Исак точно знал, что он не умер, так как был для этого слишком хитер и труслив. К моменту, когда некогда бурный поток, начал наконец иссякать, а белые массивы постепенно затвердели, похоронив под собой не только большое количество тел но и половину нижнего уровня лаборатории Зал, погрузился в тишину. Пожарная сирена автоматически отключилась, недолгая стрельба и суматоха утихли, словом, лаборатория погрузилась в мертвое безмолвие, сопровождаемое лишь негромким журчанием остаточного запаса М 118. Ни присутствия остатков отряда Исака, ни персонала лаборатории вместе с доктором не ощущалось и в помине. Двигаясь вдоль стены по периметру, Исак стараясь не показываться из тени, переходя из за укрытия, в укрытие, слушая как успокаивающе, словно умиротворенно бьется его сердце, так будто еще минутой назад он не балансировал на тонкой черте между жизнью и смертью. Его холодный сосредоточенный взгляд,  взиравший сквозь зеленоватый интерфейс шлема, скользил по безжизненной поверхности проплывавших перед взором предметов, будто бесцельно наблюдая за плодами своей работы, но это было не так. Он прислушивался и высматривал разгромленные руины холла в поисках одной вещи, точнее сказать тела, в котором, скорее всего еще теплилась жизнь. После проделанного на скорую руку взлома, некоторые из систем шлема перестали функционировать, попросту выгорев, как например сенсор теплового излучения, что мог бы значительно облегчить поиски. По прошествии какой-то минуты, Исак все же обнаружил то, что так сильно хотел найти. “Попался значит”

Усмехнувшись на судьбу своего заклятого врага, решившую сыграть с ним злую шутку, подумал про себя Исак, продолжая медленно шагать, вдоль колонн наблюдая за предсмертными попытками, освободится из непоколебимых пут того, кто не так давно считал себя абсолютным победителем. Оказавшись связанным по обеим ногам застывшей, будто камень белой массой Кендзи предпринимал безуспешные полные отчаяния попытки вырваться наружу, но в итоге все заканчивалось абсолютным провалом. Чтобы то это ни было, засохнув всего за какие-то минуты, полностью облепив ноги почти до колена оно вцепилось в них как зубами, и просто отказывалось, как-либо реагировать на все усилия которые он бросал на свое спасение. Шанс на спасение еще мог прийти к нему, если бы его пистолет не утонул в потоке проклятой массы. Проклиная свою узницу, потерянное оружие, ныне исчезнувшее под белой толщей как и все остальное, и главным образом, Исака, что в дребезги разрушил все его планы, обрекая на смерть или того хуже, пытки в военных лагерях ГДИ он готов был взорваться от ярости огласив зал бешеным воплем поднявшегося внутри водоворота. Выбиваясь из сил с все более нарастающей яростью будто запрограммированная машина неустанно дергая своими ногами Кендзи бешено колотил кулаками по противопожарной массе, скорее уже не в желании высвободится а от безысходного гнева.

-Не выйдет

Эхом прокатился по залу холодный голос Исака

Вздрогнув, подскочив на месте как ужаленный, Кендзи вскинул взгляд туда, откуда, только, что прозвучал голос, и замер на месте, не в силах пошевелится

-Бесполезно даже пытаться, когда эта субстанция переходит из жидкого состояния в твердое простой силой здесь не обойтись.

Нацелившись в грудь застывшему от страха Кендзи, как беспомощная мишень ожидающему своей судьбы Исак медленно вышел из тени словно ее протянутая рука, и сняв с головы шлем отшвырнул его в сторону.

-Значит, ты все-таки выжил.

Процедил тот сквозь зубы, с беспомощной яростью стиснув сотрясающиеся кулаки

-Мне не подходит перспектива умереть от рук ничтожества вроде тебя.

-Все еще строишь из себя тут главного босса!

-Кто бы говорил, теперь, когда все твои люди мертвы, а ты застрял здесь как последний болван, никто уже не подставится под пулю и не спасет твою шкуру.

Сделав еще два шага Исак остановился и взглянув в покрасневшее от злости покрывшееся вздутыми пульсирующими жилками лицо Кендзи с презрительным холодом Заговорил дальше. Сейчас, когда указательный палец, прижимающий гладкий курок, готовый выстрелить в любую секунду удерживался лишь благодаря самоконтролю, Исака превосходившего кипевшее внутри непреодолимое желание убить мерзавца на месте.

Он хотел узнать напоследок лишь одну последнюю вещь.

-Ты все еще дышишь только потому, что у тебя есть нужная мне информация

-Значит, решил, раз у тебя пистолет можешь делать все, что захочешь? Вспылил Кендзи, будто, ему в грудь вовсе не было направлено дуло, которое могло разнести на куски пока еще бившееся сердце в любой момент. Было ли это внезапно вспыхнувшей смелостью, или гнев и беспомощность полностью затмили разум, Исаку было безразлично, однако терять времени он вовсе не собирался, зная что предел отпущенный на задание истек еще три минуты назад.

-У меня нет времени, чтобы терять его на тебя, поэтому я задам вопрос, ты на него ответишь.

-А если я пошлю тебя на все четыре стороны, этого будет достаточно?

-Я досчитаю до трех, после чего отстрелю тебе твою правую кисть

Невозмутимо проговорил Исак и навел дуло револьвера на протянутую ему в ответ руку с выставленным среднем пальцем. – Теперь отвечай, кто еще замешан в этом, и какие цели вы преследуете?

-Думаешь, я вот так тебе сразу все выложу до последнего?!

Взревел Кендзи, однако его реакция ничуть не повлияла на непроницаемое собранное выражение лица Исака, лишь его серые глаза блеснули в свете красных ламп.

“Этот трус, все мне расскажет, как только я досчитаю до конца” Мысленно сказал он себе в напутствие, как напоминание, чтобы ненароком не сорваться, и не убить того раньше времени.

-Один

Эхом прокатился твердый решительный голос

-Даже не пытайся, ничего не выйдет!

Выкрикнул Кендзи Все еще скрывая нарастающий внутри страх, что комком подступал к горлу, холодными тисками сжимая его мешая дышать

-Два

Делай, что хочешь но из меня ты ничего не вытащишь ясно!

“Как я и знал его голос, уже дрожит от страха, осталось надавить еще немного” подумал Исак про себя, чувствуя как его метод допроса, уже приносит свои плоды, и в скором подарит то, что ему требуется

-Три можешь распрощаться со своей правой рукой.

Сейчас Кендзи должен был уже завопить от страха и моля пощадить его жизнь выболать всю информацию, что он знал, тогда почему Исак внезапно заметил в его лице то, что оно вовсе не должно в себе отражать. Самодовольная кривая улыбка, как уже знакомое проявление его внутренней самоуверенности, растянулась по бледной худой физиономии

-Знаешь, что? Необычно спокойным тоном начал он. – Стоило прикончить меня, пока еще была возможность и его кстати тоже.

Его? Сбитый с толку растерянный совершенно неожиданным поведением Кендзи, что словно бы говорило о возвращении его превосходства в положении ситуации. Исак попытался вникнуть в смысл произнесенных слов, и значении упоминания второго лица. Как вдруг он заметил то, на, что не обращал внимания до этого момента. Кендзи смотрел вовсе не на него, а за него, словно бы наблюдая насквозь за тем, что было позади. В этот самый миг что-то твердое холодное с глухим ударом обрушилось ему в затылок, обрушив во мрак осознанную слишком поздно ошибку, растаявшую в пучине небытия вместе с рассеявшимся сознанием.

Сколько минуло времени, кто совершил нападение, и как подобное вообще могло случится, все эти вопросы не имели сейчас никакого значения, все что знал и понимал на данный момент Исаак это то, что его привели в чувства при том, по видимому достаточно грубым хотя и эффективным образом. Острая и тупая боль сменявшие друг друга разрывая словно бы потяжелевшее на несколько десятков килограмм тело вернула Исака к реальности. Его голова резала ужасной болью и казалось будто спелый арбуз, готова была развалиться на части как только на нее надавишь. Сильное головокружение и тошнота, подступавшая к горлу, мешали мыслить, превращая любую попытку, вернутся к чувствам в настоящий кошмар.

-Проснулся, наконец?

Будто отдаленное неясное эхо прозвучало что-то похожее на голос

-Эй, а ну встряхните его еще раз, мне надоело ждать!

Похоже чей-то кулак в следующий момент с силой врезался ему под ребра. Исак не мог определить, что происходило, и куда именно его били, когда все тело было поражено одной и той же не прекращающейся болью, поэтому все что он ощутил это как он заливается рвотным кашлем в один миг потеряв из легких весь его воздух. Был это приятный или неприятный способ, но он все, же сработал. Расширившиеся от нехватки кислорода глаза, на мгновение выхватили из тьмы какие-то неясные очертания и силуэты, но почти тут же все вновь погрузилось во мрак.

-Хватит спать, еще не время!

На этот раз кто-то пнул его в живот, прокатившаяся острая боль вновь заставила Исака открыть глаза. Сжавшись в клубок, стараясь превозмочь свои страдания, и удержать сознание он направил все свои оставшиеся силы, чтобы сконцентрироваться на настоящем, окружающем его пространстве. Мало по мало, он начал различать, что его избитое тело лежит на холодном устланном металлическими панелями полу, где-то в плохо освещенном помещении со странным красным светом. Еще через момент память поднявшаяся из пучин разума восстановила в его мозгу последние воспоминания о случившемся. “Все ясно, похоже, я действительно просчитался, и меня кто-то вырубил”

Ощутив горечь собственного поражения пронзившую тело еще большей болью, чем причинили избиения, Исак перевернулся и поднявшись на колени облокотился о подрагивающие руки, с трудом удерживаясь в неустойчивом положении.

-Так то лучше, ты ведь лучший из лучших нашего славного Ордена, постарайся держаться своего звания до самого конца как и подобает истинному войну

Ехидно усмехнувшись, проговорил до тошноты знакомый голос.

-Поднимите его на колени, хочу увидеть его глаза, перед смертью!

Две пары сильных рук по-видимому облаченных во что-то вроде брони подняли Исака вверх и поставили на колени как послушную тряпичную куклу. У него не было сил даже удержать свое тело вертикально, но говоря уже о том, чтобы проявить какое-нибудь сопротивление, хотя в этой ситуации, оно будет бесполезно. Значит, все, что оставалось это служить покорной марионеткой в чужих руках.

-Ну же давай посмотри на меня!

В нетерпении потребовал Кендзи. Следуя его приказу, но вовсе не потому, что он того хотел, а по собственной свободной воле Исаак превозмогая ужасную ноющую боль в шее стиснув зубы поднял голову и устремил взгляд перед собой. Довольно ухмыляясь, смиряя его в ответ пронзительным наполненным не утоленной злостью взглядом перед Исаком сложив руки, стоял ни кто иной, как Кендзи в окружении десятка штурмовиков

«Черной руки»

-Я ведь сказал, напрасно ты не убил его.

Повторил он ту же некогда не имевшую значения фразу, однако сейчас, сам ее виновник предстал в свете аварийных ламп. Чисто выбритое крупное холеное лицо начальника охраны появилось из черного круга, уставившись на него пустым изучающим взглядом.

-Ты просчитался, когда решил меня пощадить, Фанатик.

-Все ошибаются, я когда оставил тебя жить, ты в выборе своих друзей.

В пол голоса проговорил в ответ Исаак, саркастически усмехнувшись. Но ничуть, не из-за нахлынувших чувств так сказать семейного воссоединения, он просто смеялся на самого себя и совершенную по собственной прихоти глупость.

Просто деловое соглашение, мне безразличны вы и ваш сумасшедший орден

Небрежно бросил он, и плюнув на землю перед ногами Исака обернулся к наблюдавшему со стороны Кендзи. Его голос приобрел требовательную твердость.

-Я сделал, то, что от меня требовалось, теперь, где мои обещанные данные?

-Ах это, ну конечно же, уговор есть уговор верно?

Улыбнулся Кендзи. На момент обернувшись к своим людям уйдя из поля зрения Исака казалось, он что-то от них получил

-Зачем нам сдвинутым на тибериуме фанатикам сотрудничать с честными добропорядочными гражданами ГДИ как например ты правда?

Резко обернувшись Кендзи державший что-то блестящее в руке, отливавшее белым серебром, вдруг вскинул это перед собой и направил на начальника охраны.

Когда Исак понял, чем на самом деле являлся этот таинственный предмет, его модифицированный револьвер прогремел, раскатистым эхом пробежав по залу лаборатории, в миг вырвав жизнь из отброшенного на метр тела. Заливая пол свежей кровью бьющей ключом из пробитой насквозь груди то рухнуло где-то позади Исака.

“Похоже каждый получает то, чего ищет” подумал Исак, не испытывая ни проблеска жалости.

-Хороший же у тебя пистолет, мне он нравится, пожалуй, заберу себе, ведь тебе он все равно уже не понадобится больше верно? 

Разглядывая и вращая в руке словно ребенок, получивший новую игрушку, револьвер Исака, с удовлетворенной улыбкой на лице, Кендзи некоторое время, не придавая его хозяину никакого значения, лишь спустя несколько секунд заговорил снова.

-Ну, чтож, все теперь вновь на своих законных местах, ты внизу я наверху, у тебя ничего у меня все, ведь так и должно быть, знаешь?

Изменилось ли бы, что ни будь, если я пустил бы ему пулю в лоб с самого начала? Смог бы я избежать подобной участи, не пожелав узнать всю правду? Или в итоге все пришло бы именно к этому? Вопросы без ответов. Мысли без цели. Единственное, что Исак сейчас мог позволить себе

-Видимо мне придется повториться, в последний раз.

Сделав шаг навстречу Кендзи спросил

-Последние пожелания перед смертью?

Глубоко вдохнув, придав своему голосу прежнюю твердость Исак без капли страха ответил на его взгляд уверенным и непоколебимым взором.

-Каждый получает в жизни только то, чего он заслуживает.

-И то верно! Ты умрешь, а я заполучу все, чего хотел, именно так мир и устроен!

Напряженно подрагивавший на курке палец, начал свое движение

“Похоже Это все” Еще миг и Исак, казалось услышал грохот выстрела, но что-то внезапно изменилось почему он еще жив? Обманчивая иллюзия сгинула сразу, как только встревоженный напряженный голос появившегося из ниоткуда штурмовика привел его в чувства вернув к реальности.

-Я не знаю, что случилось, но капсула, она пуста.

-Что значит пуста?!

Резко откинув револьвер, всплеснув руками выпалил Кендзи

-Она открыта и внутри нет ничего кроме небольшого остатка жидкого тибериума.

-Что за вздор как она может быть открыта, я ведь сам видел, что все замки оставались на своих местах!

“Похоже, я каким-то образом повредил ее целостность, когда прострелил резервуар”

Повернув голову набок, Исак пристально уставился в полумрак слабоосвещенного лабораторного холла. Хотя с этого расстояния было трудно различить что-то конкретное, одно он мог сказать наверняка. Капсула действительно была открыта, это было ясно видно даже с расстояния десяти метров.

Реакция Кендзи оказалась на редкость бурной, даже сильнее обычного. Возможно сейчас, понимая, что предмет, который ему было поручено заполучить и доставить, в целости и сохранности потерял свою первоначальную ценность, сделка к которой он принадлежал, испарилась так же бесследно как и содержимое капсулы.

-Эй ты это твоих рук дело!

Взревел Кендзи, буравя Исака испепеляющим взглядом. Видимо его отлучение несколько секунд назад, было лишь для того чтобы собственнолично убедится в правдивости слов своего подчиненного.

-Если ты мне все испортил я просто!…

Внезапно Кендзи осекся на полуслове и, замолчал, даже не закончив, так словно вся его нарастающая ярость вмиг была поглощена чем-то совершенно иным более могущественным и сильным.

-Что это только, что было?

совершенно переменившимся тоном, в полголоса медленно проговорил он. Вся злость, как и алая краска, заполнявшая бледное лицо до самой макушки стремительно угасали, замещаемые чем-то иным. Первобытным неприкрытым страхом.

Подняв голову к парившему где-то во мраке потолку, лишившемуся прежнего чистого серебристого сияния, некогда горевших под стеклом ламп теперь представшему совершенно в ином виде, Кендзи несколько раз повернул голову, бесцельно блуждая в поисках чего-то.

-Эй кто-нибудь включите освещение.

Еще более тихим голосом так, будто в страхе, что его услышат, проронил Кендзи, все еще не сводя глаз с мрачных сводов лабораторного холла достигавшего в высоту почти двадцати метров

-Систему не удастся перезагрузить, он нарушил все внутренние цепи.

Вставил один из штурмовиков.

-Тогда используйте фонари!

Прошипел Кендзи, которому уже было явно не по себе, судя по капельки пота медленно выбравшейся из под его неряшливых волос.

Несколько вспыхнувших лучей белого света ударили в разные точки потолка и стен, вырываясь из портативных фонарей, установленных на винтовки. “Что происходит, что он увидел, или услышал?” Медленно начиная терять контроль над собой, Исак как и все остальные поднял голову вверх и бесцельно начал изучать развороченный его диверсией расплавленный тибериумным ружьем потолок, пытаясь найти то, чего он сам не понимал.

-Рассыпаться и проверить все вокруг.

Крепко сжимая в дрожавшей руки револьвер, скомандовал Кендзи. Глядя на то, как он стискивал рукоять оружия, казалось, что это был вовсе не оружие, а скорее талисман и оберег от злых духов. Уже вторую минуту в рядах НОДовцев висело мертвое молчание, которое никто не решался нарушить. Все до одного были заняты поисками чего-то, что скрывалось во тьме, чего-то, что нельзя было увидеть. “Нечто, что было, заключено в капсуле оказалось выпущено наружу?” на момент, задумавшись, пытаясь собраться с мыслями, Исак вдруг похолодел. По его телу прокатился холодный озноб, и он ощутил, как по спине бегут мурашки. Несколько связанных между собой воспоминаний объединились в одну общую картину. Вначале в сознании всплыла маркировка, определявшая содержание капсулы — Подопытный гуманоид номер 111. После из памяти поднялось изречение профессора Якобса “Если вы заберете его из камеры, это подвергнет опасности весь город! Вы убьете всех нас!” В завершении пришло одно последнее осознание. Что-то теперь на свободе. Поглощенный внутренним страхом, и нарастающим с каждой секундой волнением, Исак вновь поднял свой взор вверх. Когда его прищурившиеся глаза немного свыкнулись с тьмой, нечто, скрывавшееся от света аварийных ламп метнулось, вспять в мгновение ока растаяв в неизвестности. Он, наконец, понял весь ужас скрывавшийся в повисшем безмолвии.

Мы здесь не одни.

Трансляция Блока памяти номер 4 окончена…

Обработка команды…

Подготавливаю к воспроизведению следующий блок…


Автор — LERS


Подборка лучших игр в жанре MOBA

Об авторе

admin

admin

Коллективный аккаунт администрации CnCSeries.Ru

Комментировать